?

Log in

No account? Create an account

hellinger_ru


Открытое сообщество по системным расстановкам

Nobody is Excluded. Никто не исключен. Берт Хеллингер.


Previous Entry Share Next Entry
Берт Хеллингер в Москве, день третий
Мирт
mirta_elena wrote in hellinger_ru
"у Хеллингера ничего не понятно, а Миша Бурняшев хорошо все объясняет" ;-) Эти слова одной участницы могли бы стать эпиграфом к сегодняшнему дню для меня.
Или вот это: "Интересно. Берт Хеллингер не делает семейных расстановок по Берту Хеллингеру" (с) Берт Хеллингер, апрель 2008 ;-)) 

Сегодня я осознала, что напрасно я делала круглые глаза, рисуя себе картинку, как Берт выдает многоуровневую расстановку в Москве. Здесь ее сделать невозможно (как технически, так и энергетически) и это все очень как-то непонятно.
Сегодняшний день для меня был про позиционирование работу Берта среди "психотерапий" и более тонкое позиционирование  - среди расстановок :) Берт точно следует за энергией группы, и она была такова, что до 18 часов он не сделал ни одной расстановки.
Мы делали "медитации"-внутренние упражнения , в основном про партнерские отношения. И сделали много зарисовок, тоже про партнеров и без заявленной темы. 
Вот это был новый тип работы для меня, связанный с недавним обсуждением здесь про "абстрактные" расстановки с учебными целями. Мы ставим просто (без клиента и без запроса), например, мужчину и женщину (не заявляя даже страну или время) и просто работаем с динамиками, как они есть. Расстановка про партнеров была хороша - она была долгой, в ней "играли" как типовые динамики представленных стран СНГ, так и, похоже, личные темы заместителей, и, наверное, коллективное бессознательное группы и... личные отношения самого Берта. В некотором роде она все же была многоуровневой. 
Вечером Берт перешел к бизнес-темам и сделал расстановку мужчине относительно фирмы, которой он владеет вместе  с родителями. Расстановка была очень смелой, были прямо названы "смертные" динамики внутри семьи и даны прямые рекомендации. В момент озвучивания рекомендаций клиент сказал, что он уже это сделал. 
Была очень хорошая, глубокая речь о соотношении расстановок и психотерапии, и внутри нее говорили также о врагах, которые сопровождают нас на пути к знаниям. Четыре врага, по Кастанеде/Дон Карлосу : страх, ясность, власть, потребность в покое. Берт точненько проиллюстрировал по всем пунктам историями из своей расстановочной жизни ;-)  Говорили также о сертификации и экзаменах (надо ли писать, что говорили? ;)) 
Говорили о "духовных полях" ("коллективной совести"), лояльности группе, в том числе профессиональной. В нужное место упали слова о том, что, выходя за границы профессиональной лояльности - коллективной совести, надо со своим новым пониманием не носиться по свету, а раскрывать его в тихом спокойном кругу. Ага ;-)

Рабочий день для меня завершился некоторым резюмирующим пониманием, как, с одной стороны, мало мы можем получить в группе, которой надо, "чтобы было понятно, как у Миши". И - как много мы можем получить - мы получаем опыт взаимодействия с такой группой. 
Я унесла невероятно много сегодня. 

А потом у меня случился after-party :-))

Разыскивая для решения технических вопросов уважаемого hellingrad'а, я нашла его в одном уважаемом институте, стоящего в расстановке :) У уважаемой мною расстановщицы :-)) И это зрелище произвело на меня такое сильное впечатление, что, решив вопрос, я осталась и честно отработала еще 2 расстановки. 
Расстановки были сделаны великолепно, по полной выкладке терапевтическо-расстановочного канона. С правилом "стоп" (использованном клиенткой), с системной беседой по полной программе, с прояснением и фокусировкой запроса, со снятием ролей, с проверкой гипотез. И с хорошим результатом для клиентов.
Ощущение полной нереальности усиливалось тем, что ведущая комментировала происходящее, цитируя Берта Хеллингера. И совершенно точно и по существу цитируя.
Но все это не имеет ни малейшего отношения к работе Берта Хеллингера. Ну, тоисть вообще никакого. 

Позднее, когда переварю, я где-нить напишу, почему системные семейные расстановки больше не являются расстановками по Хеллингеру ;-)

А пока останавливаюсь на понимании того, что нас три дня "учили" духовным системным расстановкам - тоисть таким расстановкам, которые мы не можем делать, потому что у нас нет этого духовного уровня. ;-) :(


  • 1
отрицаемое - возрождается, исключенное - приходит в нас самих, вполне себе системная динамика.
пока мы считаем, что мы [были] молодцы , убивая немцев, т.е. это было ПРАВИЛЬНО и это надо ПРАЗДНОВАТЬ, катая по Красной площади машинки, и будет сохраняться стремление простых русских скинов к фашизму. Они "просто" включают исключенное и отрицаемое.

Ок, если это было неправильно, то что ПО-ТВОЕМУ было бы правильно? Празднуют таки Победу, а не день Убийства Немца.Скорби маловато - это да.Со скинами не все так просто, КАК ХОТЕЛОСЬ БЫ. Это форма нацистская. А содержание - извечное.

правильно, имхо, то, что ты пишешь ниже - посмотреть на кости всех убиенных, вне зависимости от национальности и стороны, на которой они были в войне. со скорбью посмотреть.
это легко видеть, переведя ситуацию в личный контекст. Ты с семьей идешь по улице, на тебя нападает грабитель. Завязывается драка и перестрелка, и в результате ты убиваешь грабителя и его дружков, а до этого он убивает твоего брата, ребенка и маму.
Прошел год.
Ты с флажочком выходишь на улицу, играешь ножичками и ПРАЗДНУЕШЬ это?


Я тут офигела от праздничной френдленты. Фото старушки, с надписью "У Марии Ивановны на войне погибли 9 сыновей. В этот день ее ПРИШЛИ ПОЗДРАВИТЬ представители совета ветеранов..."
Вот уж, воистину, "Господи, помилуй нас"... :(((

Мне то понятно. Хотя и Спасение от Убийцы праздноватьможно вполне.
-----вне зависимости от национальности и стороны
Это не просто НЕПРОСТО, а гигантская задача. Доооооолгая. И с наскоку не решить. И прощать нельзя вообще - так говорит Берт. См. семинар Хеллингера в Москве 2005 года:

Берт Хеллингер о прощении.
Слову «прощение» придается очень большое значение, в том числе и в христианстве. И мы относим это и к Богу. Но как Бог может простить нам что-то, если все совершается по воле Божьей? Получается, что Бог прощает сам себя.
Вернемся с божественного плана на человеческий. Если один человек просит от другого простить его, то он требует чего-то, что этот другой никогда ему не сможет дать, а именно – снять с него вину.
А вот, например, мужчина сделал что-то женщине, и говорит ей: «Мне очень жаль. Пожалуйста, обращайся со мной опять хорошо». Это совсем другое, чем просить прощения.
Это различие очень тонкое.

Берт предлагает правило для хороших парных отношений: каждый партнер разрешает другому согрешить десять раз.
Берт хотел бы, чтобы присутствующие ощутили в душе, что значит быть терпимым к недостаткам другого.
Тот, кто кого-то прощает, не является терпимым. Он злой. Тот, кто говорит: «Я тебя прощаю», становится большим, а прощенный – маленьким. Получается так, что великодушный выносит приговор, а иначе что же прощать?
А как надо? Например, жена может сказать мужу: «Хорошо. Мне это причинило боль. Может случится так, что и я причиню тебе боль – как-нибудь позднее. И тогда ты вспомни, что я взяла это на себя». И отношения тогда становятся человеческими.
Еще пример: автокатастрофа с жертвами. Виновник просит у матери погибшего простить его. Но то, чего он требует, невозможно!
Другой пример: немцы и евреи. Если бы немцы попросили бы евреев простить их, то как бы чувствовали себя евреи?

Дозволено ли кому-либо прощать? И дозволено ли кому-нибудь ожидать прощения? И имеет ли право кто-то давать такое прощение?
Если существует и остается вина, если кто-то кому-то сделал плохое, то он говорит: «Мне жаль. Я готов нести ответственность за последствия, чего бы это от меня не потребовало». И тогда он станет больше. Вина окажет особое воздействие на его душу – у него будет сила, ибо признанная вина даст силу сделать что-то хорошее. Это приводит к преображению вины.
А если сказать: «Я тебя прощаю», то прощенному делать больше ничего не надо.

Следует вопрос, как же тогда остановить зло?
Берт отвечает, что зло можно остановить, сказав злодеям: «Я такой же, как ты. А ты такой же, как я». Это больше, чем прощение.
Берт спрашивает задавшего вопрос, какое чувство он испытывает к злодеям. Тот отвечает, что ему хочется их наказать. Берт задает вопрос, кем же тогда он является.
Говоря злодеям, что хочешь их наказать, ты говоришь им: «Я такой же, как вы».
Если я хочу остановит зло, то я тем самым становлюсь на место Бога. А это плохо.




  • 1