?

Log in

No account? Create an account

hellinger_ru


Открытое сообщество по системным расстановкам

Nobody is Excluded. Никто не исключен. Берт Хеллингер.


Entries by category: 18+

Даан ван Кампенхаут в Париже, день 2. (18+)
Мирт
mirta_elena

Сегодня день для взрослых.
В первом ритуале на шаманском колесе были размещены фаллос и вагина. Вагина - ракушка, края ее остры и с зазубринами, как и предполагал герр Фрейд.  Фаллос сделан из корня какого-то дерева, тестикулы - гремят :) Русское выражение "звенеть мудями" имело вполне буквальное воплощение :) Не знаю, есть ли такое же выражение в английском/французском :))
* Я сразу скажу, что сегодня было много реквизита. У меня его такого нет. Если мы хотим полноформатную отчетную, пожалуйста, подумайте, нет ли его у вас. И принесите.  Итак, нужна ракушка-вагина и фаллос, и не из секс-шопа.


Read more...Collapse )


Мы делали путешествие через людей, имеющих два духа одновременно. Конкретно к этим людям у меня нет разрешения на повторный доступ, хотя осталась "система координат".  Зато есть возможность пригласить тех, у кого два духа, быть проводниками в этом путешествии на отчетной. Одна такая женщина-и-мужчина есть недалеко от меня. Прошу также откликнуться мужчину-и-женщину.

Отчетная, напомню, 9 июля. http://www.constellations.ru/component/content/article/806-fam.html
Пожалуйста, у кого есть предметы, которые могли бы служить проводниками в наших путешествиях, откликайтесь мне на емейл e.veselago@gmail.com. И люди двух духов, прошу откликнуться.



Хеллингер об инцесте
li_lac
Прокомментируйте, пожалуйста, вот это утверждение:

Противоречивые методы Хеллингера включают в себя его собственную вариант терапии инцеста. С его точки зрения, отец, совершавший действия сексуального характера по отношению к дочери, не может считаться ответственным за свои действия. На самом деле за инцест ответственна мать, которая постоянно отвергала сексуальные притязания мужа и тем самым вынудила его перевести свое внимание на дочь. Хеллингер игнорирует проблемы, возникающие из-за инцеста, заявляя, что в сексе нет ничего плохого, и даже постулируя, что девочки вполне могли переживать притязания своего отца как захватывающее, приятное приключение. Годы ужасной травмы полностью отрицаются, и во время семейных расстановок эти проблемы “решаются” с помощью следующего ритуала: терапевт приказывает дочери встать на колени перед ее символическим отцом (часто публично!) и затем говорит ей сказать: “Спасибо, папа, я очень благодарна за то, что смогла сделать это для тебя”. Хеллингер верит, что нарушенный семейный баланс будет таким образом восстановлен, но критики указывают, что эта “терапия” чрезвычайно унизительна для жертвы и никоим образом не способствует решению столько серьезной проблемы. Немецкая писательница Элизабет Ройттер, перенесшая в юности сексуальные домогательства отца, пишет в своей автобиографической книге “Промывка мозгов”, что инцест-терапия Хеллингера практически уничтожила последние остатки ее человеческого достоинства.”

http://ralfer.livejournal.com/127499.html

Я чувствую, что здесь есть передергивание, но хотелось бы комментариев от более осведомленных людей

критический взгляд на аспект реального и "не очень"...
капля
psymalex
очень интересная статья Галины Бедненко "Образы и сюжеты внутренней реальности как реконструкция личного мира: ловушка подхода":
http://pryahi.indeep.ru/psychology/bednenko_06.html
ниже приводится отрывок из статьи:

"Чем выше степень неизвестности материала, тем больше опасности воспринять фантазию о происходившем за реальность. Углубляясь в прошлое, мы приходим в мир предков, ушедших душ. Очень популярная в последнее время системная семейная расстановка по Б. Хеллингеру ориентируется на некую структуру, теорию о структуре семьи и рода и при этом в идеале максимально абстрагируется от непосредственных переживаний. Однако при синтезе системной семейной расстановки и психодрамы (а такое практикуется и даже пропагандируется отдельными практиками) мы часто сталкиваемся с озвучиванием своих фантазий «заместителями», что при наличии погруженности в свою личную фантазию психотерапевта (а отстраниться от нее можно лишь с помощью инструментальной теории и значительного уровня рефлексии) приводит к безумной оргии бессознательных фантазий: инцестов, детоубийств, адюльтеров, абортов, часто на фоне феерических исторических событий.

Я не раз участвовала в таких драмах о предках, и как клиент, и как «заместитель», и мне они, как историку в том числе, очень нравились. Я люблю историю, связь времен, рассказы о предках и как многих из тех, кто занимается психологией профессионально, меня не пугают «семейные ужасы». Страшное вообще бессознательно завораживает, и стоит признаться в этом. А потом я поняла, что эти «страшные семейные истории» не дают выхода, разрешения ситуации. И вместе с этим задалась вопросом «а кто сказал, что это именно так, ведь у нас нет доказательств» (к сожалению, уровень доверия к такому процессу напрямую зависит от личной степени доверия к психотерапевту, обычно – родительской фигуре). И наконец начала замечать вот эту характерную тягу к «кровожадности» (темам инцеста, убийств, потерянных детей и т.д.) у своих коллег, не только «тягу» в работе с клиентами, но и собственное «зависание» на историях, которые были точно так же воспроизведены для своей семьи. Кроме того, начали раскрываться подробности тех «обнаруженных» сюжетов, которые в действительности точно и никак не могли произойти. Внутренняя реальность оказалась не так проста и вовсе не тождественна внешней, тем более касающейся наших предков.

Я не буду утверждать, что в семейной истории нет страшных событий. Но сейчас готова сказать, что их достаточно и в нашей личной непосредственной жизни, вполне – для того, чтобы обусловить те или иные деструктивные процессы. Это в том числе – если не в наибольшей степени – наш личный осознанный выбор. Или отказ от осознания себя самого в ситуациях «здесь – и – сейчас», отказ от строительства своей личности, отказ от выбора.

Упираясь в загадочные и таинственные родовые сюжеты, мы ищем объяснения, оправдания себе самим и своим клиентам. Мы ищем насильников и находим жертв. Это восприятие, обусловленное прошлым, само по себе оказывается отказом от реального вызова настоящей жизни. Эта завороженность глубинами не столько Истории, сколько Бездны Бессознательного. Привычка эпохи Просвещения в обнаружении «белых пятен» здесь оказывается ловушкой: в истории всегда будут «белые пятна», в том числе и потому, что у каждого есть то, что он хотел бы скрыть и забыть. И на это есть право даже у предков."

целиком статью можно прочесть здесь:http://pryahi.indeep.ru/psychology/bednenko_06.html